• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: when my demons hide. (список заголовков)
01:42 

5 - 5 - 4.

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
к А., А., В.


потихоньку немею - и так-то почти немая,
язык замирает и прирастает к небу,
мы можем вместе читать и пить зеленую воду -
в той черноте, что плещет на дне, мелькая,
ты не одинока,
.

я не знаю, похожу ли на Воина (лучше - Страж),
после глаз твоих туго идут даже строки.
пять букв в языке заедают как звездный мираж,
пред тобою открыты абсолютно любые дороги,
ты не одинока,
.

так бывает - границы Судьбы, или душ, или рока
и первый же взгляд вышибает по венам ток.
ничего не случайно - к какому-то нужному сроку
вдруг шагаешь на чей-то почти что родной порог,
чтоб сказать, посмотри же, ты не одинока,
ты не одинок,
.

@темы: when my demons hide.

01:01 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
армия кексов в кухне заполоняет пространство (пока не сделаю фирменные-банановые - не успокоюсь). мне кажется, если я испеку еще и имбирное печенье, я смогу открывать кондитерский. (у меня сегодня, пока я заполняла формочки, было чувство, что я в глупенькой игре про тортики у меня на компе).

чего-то очень хочется (поиграть? совершить какую-нибудь глупость? погулять днем, пока тихо, в парке? долго с кем-нибудь говорить обо всем подряд? всю ночь читать списки чтения?). очень странное чувство. кто-нибудь, выньте меня из рутины, пожалуйста.

кто там не сдал отчет в редакцию? кто там не написал последние три недели ни листика курсовой? скажите, как ее зовут?..
даже на танцах я какая-то вялая и невключенная в процесс.

мысли поражают статичностью и тем, что готовы изливаться грустными стишками бесконечно.

я стала писать в дневнике, как в планнере - по пунктам.

в пятницу с утра можно поехать в парк.

господи, пусть что-нибудь случится и весна наступает уже не только в календаре, но и в голове.


твое море в тебе волнуется,
заполняет собою улицы,
и янтарное солнце в зрачках твоих
отражает собою мой каждый стих.
эти боги - дорог и бессонницы,
против нас выставляют конницы,
перекрестки полны тумана,
я побуду сегодня пьяной,
приходи и возьми мои руки -
я продрогла от долгой разлуки,
я ждала тебя жизнь (и немного),
приходи! я стою у дороги.

@темы: when my demons hide.

15:47 

я тут не при чем.

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
ты рисуешь мне чернь и планету,
я рисую тебе розу с Лисом,
твой (?) блокнот уже вдоволь исписан
в электрическом тусклом свете.

ты не любишь ни ложь, ни сказки,
по блокнотам летят драконы,
от свечей и темно, и сонно,
и сползают привычные маски.

ты расстроен - змеится почерк,
обрываются вниз все фразы,
я умею стихи и рассказы,
я тебе напишу,
если хочешь.

@темы: Изнанка, when my demons hide.

01:03 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
под одеялом раскаленная пустыня,
над одеялом - белый потолок,
все делится. я смог или не смог,
воспламенюсь/немедленно остыну,
на правый бок или на левый бок?

спина трещит, как бревнышко в камине,
по венам, кажется, течет желудка сок.

ты уезжаешь, верно, на Восток?
ты есть, отныне, впредь и ныне,
хоть в двух шагах, хоть на чужбине,
тотемный, личный
и драконий бог.

под одеялом - письма и чернила,
за одеялом - тысячи дорог.

1:03 19.02.2015

@темы: Седой Волк, Изнанка, when my demons hide.

00:34 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
я был влюблен однажды - в красный цвет,
в его веснушки, тихую походку.
ему уже почти шестнадцать лет,
и он умело приручает волка.
я старше на два года, все без толку,
седеет снегом над глазами челка,
она бела, как белый лазарет.

он прогоняет злые сны, полночный бред,
загривок треплет ласково и кротко,
от крыльев перья прямо к коже - очень колко,
и греет чистый и янтарный алый свет.

меня затянет в эту жаркую воронку,
и сил сопротивляться больше нет,
и тает дым промокших сигарет.

я был влюблен.
не волк,
а собачонка.

23:57

@темы: Седой Волк, Изнанка, when my demons hide.

00:16 

lock Доступ к записи ограничен

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
там скетчи и фички и наброски.

URL
23:46 

виньетки, которые я рассказывала сегодня Маку.

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
...Есть такие - фигуры в черных плащах, который приходят ночами в дома и крадут младенцев, и уносят их в свои миры, подкидывают в опустевшие колыбельки, меняют их местами или отдают в жертвы и услужения божествам и царям.
Так случилось и в этот раз - черная фигура подхватила из колыбельки мальчика, которому не было и года, и понесла, шурша плащом-крыльями, к окну, и уже была готова сорваться в черную ночь...
Тихая кошка скользнула из-за угла и ощерила зубастую пасть. Синие глаза стали щелками, шерсть вздыбилась, когти вцепились в паркет - и тень отступила, оставив младенца на подоконнике, и растворилась в ночной тишине без следа.
Он не плакал и не звал родителей - всю ночь он пролежал у раскрытого окна и смотрел на холодный свет белой луны, и кошка лежала рядом, внимательно приглядывая за ним.
И на утро того дня кожа его стала льдисто-бледной, его глаза заволокла молочно-белая пелена, словно сама луна, и всю оставшуюся жизнь он видел только ее ровный, тусклый свет.


...В той деревне все боялись волков - волки принимали обличия людей и ходили среди них, равные лицом, голосом и манерами, и люди боялись. И было только одно средство, помогающее разоблачить волка - следы его не скрывал никакой морок и никакая маска, и цепочки волчьих отпечатков тянулись за ним, куда бы он ни шел.
Волков ловили и сжигали, сажали на цепь, травили собаками и закалывали вилами, и каждый боялся, что однажды и его обвинят в том, что он волк.
В той деревне редко выходили из дома - никогда не гуляли в дождь по грязи, у мокрого речного песка, по свежему, хрустящему снегу. Редко смотрели друг другу в глаза и редко говорили, и никто не мог точно сказать, как зовут его соседей.
Той зимой в деревне появился мальчик, и каждый думал, что это мальчик соседей или соседей соседей, и никто не обращал на него внимания. У мальчика были янтарные глаза и черные волосы, и за ним тянулась веселая, дикая цепочка волчьих следов. Он ходил без страха по мокрому снегу и грязному речному песку, и черная челка его, ловившая в себя падающие снежинки, становилась все белее и белее, пока не стала совсем седой.
А конца у сказки нет. Однажды черноволосый мальчик с янтарными глазами, седой челкой и волчьими следами просто пропал из той деревни - вот и все.


...У него были ключи от всех дверей - маленьких и больших, потайных и парадных, у него были ключи от ворот и калиток, от закрытых замков, висячих и хитроумно вплетенных в сталь, у него были ключи к душам и словам, к памяти и забытью, к счастью и к грусти, а к чему не находилось ключей, он ловко подбирал отмычки своими длинными пальцами с черными когтями.
Цок-цок-цок, он шел, и ключи звенели и смеялись, манили и пели, ключи на его запястьях и шее, на поясе и на груди, в волосах и в ушах, на пальцах и в пальцах.
У него были ключи от всего на свете - и не было одного, который он выкинул давным-давно, навеки заперев в своем сердце свою собственную тень.
Цок-цок-цок, вот он идет, дай ему дорогу.


Их было две сестры, и они влюбились в одного - так часто бывает.
И такой спор затеяли из-за него, такой писк и шум подняли, что проснулась старая ведьма, и пригрозила наказать их, коли не уймутся. Они не замолчали - и ведьма щелкнула пальцами, и превратила их в нарисованные картинки самих себя.
И одна сестра легла тонкой линией туши на стену, а вторую спасло то, что она наступила на осколочек зеркала, и боль была так сильна, что заклинание, вместо того, чтобы превратить ее в рисунок, превратило ее в человека. Ведьма махнула на нее рукой - она и так сильно уже была наказана.
Свою сестру она забрала с собой, и с тех пор носила на руке, никогда не прикрывая рукавами одежды, а зеркала, однажды спасшие ей жизнь, повесила себе на шею.

@темы: Седой Волк, Изнанка, Большая Птица, when my demons hide., триноги-двабрата

22:59 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
с молочного детства мой брат полюбился сказкам,
пушистым и ярким, далеким и на ладони близким:
он слушал их, кутаясь в солнце и ласку,
я тихо бубнил их,
тянул за края его свитер.

в гнезде пахнет пылью, шатает скрипуче стремянку,
я старая птица, и это мои владенья.
по окнам цветет - выбирается прочь из банок:
однажды мой брат полюбился зеленым растеньям.

стучит по паркету - и третьей ноги слишком мало,
я тихо бреду, у меня есть ключи к вашим душам,
пути подошли, это время когда-то настало,
мой брат полюбился теням -
он вдруг стал им нужен.

к чему нет ключей - к тому много найдется отмычек,
я старая птица, что тень свою ждет и ищет,
и спать без тебя никогда не войдет в привычку,
я люблю тебя, брат,
ты же слышишь меня,
ты слышишь?

@темы: Изнанка, Большая Птица, when my demons hide., триноги-двабрата

17:54 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
штормовой берег зачищен дважды,
пегий пес несется по краю моря.
все, что было - больше уже неважно,
все, что будет - это уже не ново,
я люблю тебя - это, наверное, страшно,
что за хрень творится вообще, Иегова?

день идет - дольше чуть длится века,
тишина, мягкий урчит декабрь -
погляди, сегодня так много снега,
я - воскресший, немного сонливый Лазарь,
я спешу, состояние полу-бега,
сердце виснет в какой-то забавной фазе.

снег бежит - тает и льет под ноги,
кто б отвлекся, сходил бы за тряпкой, вытер...
говорят, это трудно - быть вот таким вот богом,
бог остер на язык, хочет спать и скрытен,
глушит кофе, хочет в отпуск - немного,
носит синий, как небо и море, свитер.

@темы: when my demons hide.

16:03 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
в декабре темно - самая длинная ночь в году. состояние спячки - встаешь затемно по утру, световой день приходится на метро и коробки зданий, дорога домой - на фонари, час пик и злую пургу. и все, что осталось в тебе - желанье добраться до спальни.

предрассветная синяя тишь притаилась в твоих глазах, сонное море струится по волосам, лижет мокрый песок, сухая трава шуршит... это позднее лето (или еще весна?) где-то там, глубоко, спит у самых недр твоей души.

эта темная ночь обнимает песок и волну, по утрам ты встаешь - за порог, на войну, море плещет внутри, солонеют трава и цветы. это черный декабрь скребется и в грудь, и в весну, в этом панцире соли и льда засыпаешь /обороняешься/ ты.

однажды придет этот день - прорежет гроза тяжелые от недосыпа, в чайках и облаках небеса (это такой затяжной, с таймером вялым синдром).
и я думаю о мятой шуршащей траве, и о том, что я найду тебе и весну, и осень, и дом,
глядя в эти синие, с морем внутри, глаза
над синим воротником.

8:53 23.12.2014

@темы: when my demons hide.

01:58 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
эти стены, как горы, до неба, я нигде никогда прежде не был, от цикличного вечного бега кружит голову, сжимает тиски. в этой клетке высокие своды - можешь пробовать запах свободы, и покуда завалены входы - говори же со мной, говори!
я не знал прежде боли острее, я до кончиков пальцев немею, если что-то еще в мире греет - это только твой взгляд и рука. я не знал прежде этих ожогов, у меня отнимаются ноги, ты всегда молчаливый и строгий, мне тебя не догнать никогда.
я не помню, кем был и кем не был, остаются лишь линии неба, за спиной нет ни мысли, ни следа, я не помню, не помню, прости, я хотел бы однажды проснуться, чтобы смутное нежное чувство, стало ярко, горячо и густо, чтобы в прошлом вдруг вспомнился ты.
в этой клетке ты - символ свободы, и спустя даже все эти годы ты остался немыслимо молод и до стержня источен внутри. чистый лист и пустая страница. я пришел, чтобы - слышишь? - присниться, твое сердце, усталую птицу, я запрятал на центр груди.
этот путь так далёко продлится, все, что было, еще повторится,
я тяну к тебе руку - смотри,
и на раз, и на два, и на три, ты берешь ее в свете зарницы.
ты был в прошлом, и в будущем - ты.

и мы видим похожие сны.

@темы: aMAZEing runner., when my demons hide.

21:03 

fr.: Th., to: you (M.).

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
волна волной залижет эти раны,
ложись в песок - искать тебя не стану,
твой колкий яд, твой взгляд живой, упрямый
я знал? забыл? я помню? я ищу?

ты обжигаешь - резкостью и словом,
ты (был всегда) пьянительный и скорый,
и я привязанный (смотри же!), я - ведомый,
и я тобой,
тобойтобойтобой дышу.

не отвернись, когда я буду умирать,
я повернул бы, знаешь, время вспять,
чтобы опять
опятьопятьопять
в который раз тебя узнать.

волна войной - смотри, у горизонта
стекает в море грозового фронта
вода водой, немыслимо и сонно,
и в черных волосах твоих ракушки и песок,
ты босоног,
ты, как всегда, горяч, остер и громок.
на лезвиях посверкивающих кромок
порвется узел наших дней, дорог.
я не игрок,
и все, что предложил бы мне порок,
я обменяю на тебя.

.дай мне согреться,
не отвернись - мне никуда не деться,
в твоей груди мое исходит сердце,
в твоей, в твоей - под ключ и на замок.

что есть? что было? что еще случится?
мы все - итог - подопытные птицы,
я лишь прошу - не прекращай мне сниться,
покуда я тобой живуживуживу.
не отпускай руки - не избегай сомнений,
когда длиннее ночь, и путь, и тени,
не отпускай руки - ты все, что меня греет,
не отпускай руки - я так прошу, прошупрошу.

когда я вспомню все (когда я все забуду),
я соберу, свалю, сожгу свои стихи,
мои слова - они в твоей груди,
я буду рядом, буду, буду, буду,

не отпускай, не отвернись, смотри, беги,
люби меня, пожалуйста, прошу,
люби, люби.

@темы: when my demons hide., aMAZEing runner.

01:29 

тем временем я продолжаю помирать от тхоминхо.

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
00:14 

сказочка о том, как лазуричку сломал "бегущий в лабиринте".

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
00:54 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
я чувствую собственное бессилие.
и желание бросить дневник и переехать с концами во второй, спрятаться, наверное, в норку или что-то вроде того.

я не знаю, о чем говорить. происходит столько всего и ничего не происходит.
Прохорова. Пригов. Жанна. НРЛ. Рудик. Балет. Арсен. Мариам. Плюхи. Синяк. Злая связка. Перформанс. Выступления. Выставки. Бег. Холод. Снег. Репортажи. Конспекты. Баллы.

что сюда писать? ссора с Котом? покупки с мамой? нереализованность и тлен?

почему я такой дерьмовый писака? почему я не могу делать даже того, что, как мне казалось, я умею делать?

я не люблю слова "кушать", "я покушала", "она скушала". не так много. я не люблю узнавать все последней. я не люблю даже не подозревать о чем-то, хотя имею полное право знать. я не люблю глупые и возвышенные метафоры не к месту. я не люблю громких людей. я не люблю, когда тупят на ровном месте. я не люблю без конца пытаться расшевелить статичное тело. я не люблю, когда забывают и выкидывают из памяти важное для меня с завидной регулярностью.
я не хочу ни с кем встречаться, никого видеть, никому быть должной.
никогда никому не верь.

я люблю Макаревича и хотела бы сходить на его концерт.

вот, Иегова, неровен час,
что придется собрать чемодан - и на выход.
как-то бывает, что хрупок каркас,
(дело, конечно, ну точно, и вовсе не в нас),
как-то бывает каркас до обидного хлипок.
с якоря снимется и уплывет твой последний баркас,
но ты успеешь оставить на память снимок.

море хранит нашу память - сияющий глаз,
море хранит нашу память и горы ошибок.

@темы: when my demons hide.

16:45 

Сто лет Одиночества.

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
Предупреждение: инцест, ООС, оскорбление чувств верующих.
Краткое содержание: Сто раз по сто и по сто - твои десять тысяч жизней, Он сказал мне. Мои десять тысяч жизней дана мне для поиска - и я буду искать, пока не выйдет мое время.
Примечание автора: мне придется признать, что у меня пунктец на библейские сюжеты.
в тексте "ты" и "Ты" - разные обращения.
и нет, мне не стыдно.

для любимой.


*

@темы: when my demons hide., Раннинг команды Солнца

17:04 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
я писала стихи для нее - такая, смотрите, работа,
я как Каин, пасущий стада букво-книжного скота,
(может, Каин был младшим? Авель умер от рака?),
книжный скот кормят кровью - у меня с этим нет заботы,
в этом городе, как в Аду - постоянно светло и жарко.

отвлекись, говорят, и сходи погуляй, набери цветочков,
у меня ломит руку, как у мальчиков ломит от дрочки,
хорошо, говорю, и дописываю строчку за строчкой.

что ни притча на белом свете - то, конечно, про братьев.
открываешь любую книгу, пожалуйста, нате.
и все люди - родня,
так что все хорошо, ты в огромном семейном стаде,
и однажды и ты пригодишься, и будешь кстати,
а потом ты останешься, вроде меня.

я писала стихи для нее - а чего я еще умею?
в этом городе, словно в Аду, постоянно бензином веет,
и на каждом предмете выбит, выжжен и вырисован коловрат.
нестабильность - вот стабильно черта человечьей природы,
в этом городе нет закатов - только сотни восходов,
закрываю глаза, и считаю, и десять, и сто, и старт,
кто не спрятался, я не виноват,
я иду искать тебя, брат.

я писала стихи для нее, а теперь так выходит - о ней,
в этом городе, как в Аду, цветет только репей,
в этом городе нынче все как в приличном Аду.
и один, и пятнадцать, и сто, отдыхать нет, не смей,
я ищу тебя, брат.
я ищу, это значит - найду.

@темы: when my demons hide.

01:46 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
из меня не идет - и не криком,
ни воем,
ни слезой,
все, что было и будет тобой,
родной,
далекой, по рельсам собьются ноги,
ядовитые змеи-дороги,
пески, снега, облетают деревья, вырастает трава,
я буду нежна,
я буду покорна, тиха и упряма,
у меня через грудь проростают васильковы семяна,
и как на заре, будет голос и песня моя свежа!
у меня по венам текут для тебя слова,
распори, смешай со своею кровью,
породнись со мной мыслью, надеждой и болью,
раздели со мной жизнь, и я буду тобой жива,
пусть слова мои поят тебя чувствами вволю,
горячее, чем танец, острее, чем грань ножа.

нет роднее далеких, нет роднее тебя и милей,
твои тени на стеклах, я считаю остатки дней,
ночей летом коротких,
вечеров тускло-блеклых,
бесконечных зарниц и свечей.
ты под кожей - у легких,
у сердца,
у крови,
и от кончиков до корней,
я хотела бы быть твоей.

и твой запах у Солнца - никуда не сбежать, не спастись,
тонкой ноткою дыма и летний приморский бриз,
я - прирученный Лис,
я несу васильков, иван-чая и свежий анис,
я люблю тебя,
словом и кровью,

и падаю вниз.

@темы: when my demons hide.

08:51 

lock Доступ к записи ограничен

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
соционические статейки.

URL
23:56 

in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
я больше не плачу, не плачу, я не плачу, смотри,
я сижу, умножаю свои беды на три,
достиженья - на ноль.
ты говоришь - мы распорем свои подушки и найдем там соль,
я говорю - в окне видно месяц, смотри,
(в темноте не разглядеть мою боль).

я немею за раз - стекленею, твердею,
в одну точку смотреть, зашивать себе мысленно рот.
государственный переворот,
каждый день - все, последний день жизни Помпеи,
и разлившийся свет - он так бережно меня греет,
пусть пожар сотрет каждую из забот.

изнутри спит огромный, голодный до боли зверь,
я иду исповедаться. за упокой зажигаю свечу,
я не плачу, не плачу, не плачу, поверь мне, поверь,
я кричу.

@темы: when my demons hide.

domna miri solia | ame amin.

главная