lazuri.
in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
wincest,
pg-13.

Хлопает дверца, под рефленным подошвой ботинка скрипят мелкие камушки грунтовки.
Дин прикладывает ладонь ко лбу козырьком и смотрит вдаль. Сэм облокачивается на крышу машины с другой стороны и тут же отдергивает руки, шипя от боли. Раскаленный металл подмигивает ему отраженным лучом солнца.
- Ты не мог проехать поворот, - наконец выдает младший, с сомнением глядя на брата. Тот улыбается широко и довольно, стягивая верхнюю рубашку и кидая на заднее сидение:
- Конечно, нет. Я проехал специально. Порт-Артур подождет.
Впереди и сзади - бесконечная дорога Техаса. Уже Техаса - Дин успешно миновал Луизиану, в которой они закончили с делом вервольфа не так давно. Курс был взят куда-то в сторону Мичигана, как-никак, родные места, но Дин упорно давил на газ и не сворачивал, и Импала подпрыгивала на неровных стыках плит, увозя их все дальше на Запад; промелькнула табличка "87", рыжие кустики пожухлой травы и ровная нить горизонта, замыкающаяся по кругу. Даже музыка не вопит - только гул машины, дыхание брата, камушки под колесами и жаркое солнце. Сэм смотрит на горизонт, не отрываясь, считая краем глаза мелькающие деревянные столбы электропередач.
Весь мир исчезает - остается только дорога, Дин и солнце в его глазах.
Дин тормозит у границы парка Си Рим, глушит мотор и вылезает из машины. Ничего не понимающий Сэм послушно следует за ним - Дин уходит от дороги все дальше, по жесткой траве, по каменистым проплешинам, куда-то на юг, и Сэм чувствует в соленом ветре, несущемся навстречу, море. И прибавляет шаг.
Море встречает их тихим плеском и рыжеватой кромкой - садящееся солнце раскрашивает воду стрелами, устремляющимися куда-то далеко, на глубину. Дин снимает ботинки и носки, отбрасывает их подальше, подкатывает джинсы почти до колен и, морщась, заходит в воду по щиколотку - острая галька царапает кожу. Сэм садится на берегу и смотрит - майка надувается на Дине парусом, соленый ветер бросает амулет на груди из стороны в сторону, а он смотрит куда-то на Юг, и волосы, почти пшеничные под беспощадным техасским солнцем, ерошатся на голове, словно мелкая рябь на воде.
На километры вокруг никого нет - только волны, ветер, Дин и солнце в его глазах.
Сэм подставляет лицо потоком ветра и каштановые пряди колют глаза и забиваются в рот, а потом сверху наваливается шумный и мокрый Дин, и волосы путаются в песке, камушки врезаются в спину, Дин катает его в пыли и пачкает своими грязными мокрыми ногами его джинсы. И Сэм смеется куда-то ему в шею, а потом отталкивает в воду и падает сам - с плеском, царапая ладони об острые камни дна. Дин фырчит, как большая кошка, брызгает; кажется, ему снова шестнадцать лет, и отец привез их на море в Калифорнию. Тогда Сэм впервые узнал про Стэнфорд.
Сэм смотрит на брата - мокрая футболка, облепляющая кожу, потоки воды с волос, изумрудные глаза и улыбка.
Стэнфорд, отец, Джессика, дороги, дела, пули, осиновые колы, мотели, газетные вырезки - все проносится мимо и остается вдруг за спиной, словно тысячи деревянных столбов линий электропередач.
Дорога заканчивается за горизонтом - солнцем на дне изумрудных глаз.
Дин смотрит на него и улыбается, протягивая руку.

@темы: run, Impala, run!, when my demons hide.