lazuri.
in peace - vigilance, in war - victory, in death - sacrifice!
я думал, что свят, и я верил, что вечен,
как космос.


иногда я забываю о своей болезни. она обо мне - никогда.
я писала все это уже тысячи раз и не буду повторятся в тысяча первый. просто иногда по утрам просыпается какая-то другая девочка и мне надо время, чтобы ее выпроводить из этого тела. иногда этот процесс затягивается. иногда нет.

вторую ночь кошки спят, облепив меня, в нашей поднебесной норе. это и нора, и гнездо, и борт корабля ("поднимать/ся на борт" в таком раскладе звучит очень классно). в моей норе есть лисий алтарь, огонечки и танцовщица. я бы не вылезала отсюда ближайшие сто лет, но осень за окном слишком красива.

свяжи меня осенью, будь человечнее,
я сам себя этой зимой изувечу.


золотая. я люблю Левитана. он писал картины так, словно предварительно наслушался Кё до такого состояния, когда хочется только лежать лицом вниз, иногда срываясь на спонтанный ор. золотая осень.
мне очень надо в лес или в парк и в ближайшее время я планирую как следует утеплиться и уехать куда-нибудь подальше на полдня и просто побыть там.
Самайн близко.
я опять порезалась.

брат делает вид... не знаю, какой вид он делает. но то, что пропасть между нами с каждой секундой растет - это точно.
грустно становится ненужной тем, кого очень любишь.
грустно, что даже если нужен, то дистанция все равно очень велика.
это просто осень, конечно, но мне кажется, я растеряла всех друзей.

нет дома у тех, кто блажен и спокоен,
я все эти дни в бесконечном запое.


мне нравится жить одной. к несчастью в Москве это довольно сложно - ты либо снимаешь квартиру с кем-то, либо комнату в доме, полной других людей, либо ты, конечно, богат, и можешь себе позволить отдельные хоромы, либолиболиболиболитлиболит
болитболитболит
в общем, я себе пока не могу. меня вообще нельзя надолго оставлять одну (это не инструкция и не намек, это я вот понимаю, что спонтанно могу дать ебу, и мне-то все равно, но другие потом почему-то на меня кричат), но мне нравится быть одной. с кошками. осенью.

я люблю Драгонагу. надо начать снова в нее эскапировать и, может, вяло придумывать игру.
игр стало многовато, но меня пока не бесит.

вчера баронесса Анна-Тереза прямо посреди выступления встала, прервав его, отбрила какого-то чувака из партера, который фоткал после слов "нельзя снимать", а потом как ни в чем не бывало сказала "we'll start from the beggining, turn off the light". крутая женщина. зал аплодировал с визгами.

я устала.

бал прошел. хорошо. волновалась за пляски.
профессиональные травмы.
сводит ноги.
вечером танцевать в театре.


но поздно теперь нажимать кнопку "старт",
весь мир в голове, а вокруг
холод и пустота.